+7(499)-938-42-58 Москва
+7(800)-333-37-98 Горячая линия

Красные зоны мордовии

Мордовия красная зона строгого режима

Красные зоны мордовии

2013 / 20 Март / 11:22 Зубово-Полянский районный суд вынес приговор 52-летнему Ивану Моисееву, осенью прошлого года совершившему дерзкий побег из колонии строгого режима.

За два часа изобретательный зэк преодолел 6 полос ограждений. С 2003 года Моисеев отбывал 20-летнее наказание за убийство и похищение человека в колонии № 7 УФСИН РФ по РМ в поселке Сосновка.

Историю, в результате которой Моисеев так надолго загремел за решетку, иначе как дикой не назовешь.

В начале 2000-х годов уроженец Краснослободского района Моисеев организовал свое дело в Подмосковье — мастерскую по пошиву головных уборов.

Его сын Денис работал в артели закройщиком. В какой-то момент у Моисеева пропали 15 тысяч долларов. Отец заподозрил в краже своего отпрыска.

Иван жестоко избил Дениса, пытался выведать у него, где деньги.

Тюрьмы в Мордовии не хуже других

Письмо Надежды Толоконниковой из мордовской колонии, в котором девушка описывает нечеловеческие условия жизни арестанток, сделало условия содержания в российских колониях темой номер один.

О «самых ужасных в стране» мордовских лагерях заговорили газеты и телевидение. Говорят, идет реформа Прошло четыре года с тех пор, как Дмитрий Медведев объявил о начале реформы Федеральной системы исполнения

Шизо для своих

Из жалобы Олеси Суляевой, сестры заключенного Владимира Мельникова ИК-5 Республики Мордовия, директору ФСИН РФ Геннадию Корниенко: «7 декабря 2016 г.

моего брата и его товарища Цыганова вызвали в кабинет к замполиту.

Отрядники завели его обратно, туда же зашел и Цыганов и предложил им бить их вместе, но сказал, что об этом все будет известно в прокуратуре. Владимир Мельников, 1984 г.р.

Участник боевых действий во 2-й чеченской кампании.

Осужден по ч. 2 ст. 228 УК РФ на 6 лет колонии строгого режима за незаконное хранение наркотических средств в крупном размере.

«Пятерка» – для оборотней, лишенных погон

0 9025 0 Интернет-версия 15.08.2008 Об авторе: Евгений Львович Лисанов — журналист. Тэги: , ,

Трудовые зэковские будни.Фото автора Название поселка Леплей, что в Мордовии, обычному человеку, пожалуй, мало о чем говорит.

Маленький населенный пункт, который едва можно отыскать на географической карте с первого раза, – типичный «медвежий угол», каких десятки тысяч по всей нашей необъятной матушке-России.

Хотя это местечко по-своему примечательно и достаточно известно сотрудникам правоохранительных органов, пенитенциарной системы.

Именно здесь, почти в 200 км от столицы республики Саранска, среди дремучих лесов и непроходимых болот, затерялась единственная местная достопримечательность – исправительная колония № 5 (ИК-5).

«Пятерка», как ее прозвали в народе.

Тюрьма Мордовии особого режима: условия содержания и особенности

С 1931 года в в поселке Сосновка функционирует особорежимная исправительная колония для пожизненно осужденных. Учреждение со всех сторон окружено лесом.

Поэтому эту местность еще называют Южной тайгой. Несмотря на наличие дорог, сюда без необходимости редко кто заглянет. Среди местных, особенно Потьмы, тюрьма Мордовии –это лагерь, где до недавних пор держали осужденных по политическим статьям.

У приезжего грибника и охотника люди в камуфляжных костюмах обязательно проверят документы и отправят обратно – находиться в этих лесах нельзя. Подробнее о тюрьме Мордовии вы узнаете из данной статьи.

Федеральное казенное учреждение №1 УФСИН РФ по Республике Мордовия – тюрьма строгого режима.

Мордовская зона (тюрьма)

Сосновка, Республика Мордовия Координаты 54°16′15″ с ш 42°53′07″ в дHGЯO Текущий статус Действует Режим безопасности Особый Количество мест 1005 Открытие 1931 год Находится в ведомстве ГУФСИН России по Республике Мордовия Начальник Сергей Канаев Мордовская зона официальное название «ФКУ ИК-1 ОУХД ГУФСИН России по Республике Мордовия» — исправительная колония особого режима для пожизненно осуждённых в селе Сосновка Республика Мордовия В колонии отбывают наказание как пожизненно осуждённые, так и отбывающие наказание до 25 лет в зоне особого режима В 2000 состоялся первый выезд репортеров в ИК-11 В 2008 году эта колония упоминалась в цикле передач «Приговоренные пожизненно»2

  • 1 Информация
  • 2 Известные осуждённые
  • 3 В массовой культуре:

    -8 От осужденных женской колонии ИК-14 в мордовской Парце продолжают требовать завышенных норм пошива одежды, на недовольных оказывают давление в специально созданном отряде.

    Для получения медицинской помощи заключенные вынуждены идти на крайние меры, в том числе глотать иголки.

    Ничего не изменилось в ИК-14 за два года после письма Надежды Толоконниковой, отбывавшей наказание в этой колонии. Первые семь лет заключения Елена Федорова была на хорошем счету у администрации исправительной колонии №14, расположенной в мордовском поселке Парца.

    Ей даже позволили работать в медицинской части колонии дезинфектором, получая там за месяц полторы тысячи рублей.

    В колонию Федорова, осужденная на 12 лет по обвинению в убийстве, попала летом 2008 года.

    Положение Федоровой резко изменилось в 2012 году, когда в колонии скончалась 34-летняя заключенная Елена Оглы. «Она умерла на моих руках.

    Тюрьма и жизнь за решеткой

    — Эгоисты все они.

    Людей среди них мало, “отморозки”.

    Они и разжалобить могут, и покаяться. А вот выпусти их на волю. Они там такого наворочают!

    Давайте лучше чайку попьем. Это гораздо приятнее.

    В коридоре мелькали серые тени закл

    юченных. Их выводили на прогулку. От письма до петли Основная связь с миром здесь — письма.

    . Есть, правда, еще свидания, но они два раза в год, и то на короткое время да под присмотром конвойных.

    А писем можно писать сколько угодно, были бы конверты да бумага.

    Лишнего не напишешь, все просматривается — цензура, так положено.

    — О чем пишут? — подполковник Гангеев берет в руки объемистую пачку писем.

    — О разном. Вот сколько “настрогали” за один день только. Сидим читаем. На всю жизнь начитались.

  • Зона без блатных. Как живёт в колонии полицейский-миллиардер Захарченко

    Красные зоны мордовии

    А ведь ещё недавно у полицейского была другая жизнь: 9 млрд наличными в рублях и валюте, 27 объектов недвижимости, в том числе 13 элитных квартир, 14 машино-мест, четыре премиальных автомобиля Mercedes-Benz и Porsche Cayenne, а также золотой слиток. Это только то, что он не успел спрятать.

    Новый дом миллиардера

    Осуждённого на 12 с половиной лет строгого режима Захарченко привезли в колонию в конце ноября, и две недели он находился на карантине, где был обрит наголо. После его определили в 5-й отряд 1-й секции. Большинство находящихся в нём — старики, среди которых есть и инвалиды.

    Захарченко поселился на первом этаже барака, ближе остальных расположенного ко входу в колонию, в секции, предназначенной для проживания 15 человек. Спит миллиардер на двухъярусной кровати снизу, прямо под видеокамерой. Источник Лайфа рассказал, что видеонаблюдение в помещении усилили после прибытия именитого арестанта. Дополнительное оборудование ставили, когда тот находился на карантине.

    Барак, где живёт Дмитрий Захарченко | Источник: LIFE

    В этом же здании размещена тюремная библиотека. Посещает или нет её бывший полицейский, достоверно неизвестно. Но от походов в баню он обычно не отказывается. Возможность помыться в ИК № 5 предоставляется дважды в неделю — утром в среду и субботу, сразу после завтрака.

    Красная метка

    Несмотря на то, что полицейский-миллиардер только недавно прибыл на зону, его уже «пометили» особым знаком. Нагрудная табличка на робе Захарченко отличается красными рамками, что означает: заключённый склонен к побегу. Такой статус Дмитрий Викторович получил незадолго до отправления на этап, ещё находясь в московском СИЗО.

    Адвокаты экс-полковника считают, что это сделали недоброжелатели — якобы для оказания давления. Сотрудники колоний расценивают красные таблички, как сигнал для более пристального наблюдения за осуждённым. Таким людям не сходят с рук даже незначительное нарушение режима. И в случае с Захарченко первое взыскание не заставило себя долго ждать.

    Осуждённый заслужил себе проблемы за нахождение в помещении в неустановленное время. По информации источника, Захарченко вместе с несколькими другими заключёнными сидел в помещении, расположенном в их бараке. Там им разрешается находиться и принимать пищу до десяти часов вечера. Однако после 22:00 в этом помещении никого быть не должно.

    Именно этот запрет и нарушил бывший полковник со своими знакомыми.

    Дмитрий Захарченко (справа) | Источник: LIFE

    За более серьёзное нарушение можно угодить в помещение камерного типа (ПКТ). Это своеобразная тюрьма в колонии с жёсткими условиями содержания.

    Она представляет собой камеру-одиночку, где кровать днём поднимается и можно только сидеть на табуретке.

    Например, бывший оперативник УБОП Москвы Сергей Хаджикурбанов, осуждённый на 20 лет за вымогательство и убийство обозревателя «Новой газеты» Анны Политковской, два года не был в своём отряде. Всё это время он провёл в ПКТ.

    Работу ещё нужно заслужить

    Оказавшись в зоне, многие хотят получить хоть какую-нибудь работу. Ведь это едва ли не единственный способ разнообразить унылый и монотонный ход здешней жизни. К тому же в труде, как известно, течение времени ощущается куда быстрее, чем в безделье.

    По данным источника Лайфа в системе ФСИН, отряд, в который попал Захарченко, негласно считается неработающим. Для зэков из отряда нет прямого запрета на трудоустройство, но, когда в колонии появляются рабочие места, заполняют их заключёнными из других отрядов.

    А мощности у лагеря немалые: в ИК № 5 есть собственное мебельное производство, продуктовые цеха, выпускающие колбасы, сосиски и макароны. Есть швейный цех, где на машинках строчат варежки и форму для работников исправительных учреждений.

    Могут распределить и в отряд хозяйственной обслуги — банщиком, на кухню, в библиотеку. Именно банщиком в ИК-5 шесть с половиной лет проработал экс-глава Главного следственного управления Следственного комитета при прокуратуре (СКП) РФ Дмитрий Довгий.

    В 2009 году его приговорили к девяти годам колонии строгого режима за взятку в 750 тыс. евро и превышение должностных полномочий.

    Однако, везёт не всем. Так, экс-глава антикоррупционного подразделения МВД Денис Сугробов, получивший 12 лет заключения за коррупцию, в первое время очень тяготился отсутствием работы. Он убивал время в спорах с отставным разведчиком Минобороны Владимиром Квачковым, а также штудировал книги про Великую Отечественную войну.

    «Пятёрочка» для особых

    Источник: LIFE

    «Пятёрка», как именуют казённое учреждение местные жители, лишь одна из 15 зон, расположенных в Зубово-Полянском районе Мордовии. В плотной гряде однотипных домиков за колючей проволокой есть и женская колония, и единственная в России колония для иностранцев.

    Массово свозить заключённых в эти болотистые края начали ещё в 30-е годы. А к 50-м некоторые лагеря стали исключительно местом для «исправления» политических ЗК.

    Долгие годы, вплоть до смерти Сталина, такой была и колония, в которой теперь находится бывший врио начальника антикоррупционного главка Захарченко.

    ИК № 5 рассчитана на 1087 мест и находится в посёлке Леплей, что в 200 километрах от мордовской столицы — Саранска.

    Живут в нём, как это и бывает обычно, преимущественно сами сотрудники ФСИН, их жёны и дети. Профессиональные династии в таких местах не столько добрая семейная традиция, сколько неизбежность.

    И действительно, куда ещё пойти трудиться, когда со всех сторон на километры протянулись лагеря?

    Проживает в Леплее без малого 2,5 тысячи человек, а самые высокие сооружения здесь — три водонапорные башни. Все жилые дома посёлка — в один-два этажа.

    Несколько лет соседом леплейчан был знаменитый отставной военный Владимир Квачков, осуждённый за подготовку покушения на Анатолия Чубайса и отбывавший наказание в ИК № 5.

    Потом сюда же из Рязани ненадолго переводили генерала МВД Дениса Сугробова — бывшего начальника Дмитрия Захарченко. Теперь здесь будет коротать срок и скандально знаменитый полицейский-миллиардер.

    Внутреннее устройство колонии может удивить непосвящённого человека. Не так себе обычно представляют зону строгого режима. Если бы не обилие колючей проволоки, учреждение вполне можно было бы принять за обычную воинскую часть.

    Заключённые здесь содержатся не в «бетонных мешках», а в бараках, напоминающих казармы. При этом многие имеют возможность свободно прогуливаться по небольшому участку перед зданием, в котором живут.

    В отведённое внутренним распорядком личное время заключённые, не работающие на производстве, занимаются своими делами. Кто-то кормит голубей, кто-то кошек. Кто-то развешивает на уличных сушилках свежевыстиранное бельё.

    Каждая из «казарм» ограждена по периметру решётчатым забором, так что отбывающие наказание в разных отрядах получают возможность лично пообщаться друг с другом лишь в столовой или бане.

    Отличительной чертой зон для БС (бывших сотрудников. — Прим. Лайфа) является отсутствие блатных, воровских понятий и притеснений. Контингент здесь иной. Но вновь прибывший заключённый вполне может заслужить авторитет благодаря личным качествам и твёрдому характеру.

    Жить без веры в неволе особенно тяжело. И, пожалуй, сердцем колонии является деревянная церковь Во имя Пресвятой Богородицы в честь иконы Ея «Всех скорбящих Радость». Вот уже десять лет здешний священник помогает бывшим силовикам покаяться и прийти к Богу.

    В прошлом году по благословению настоятеля Горненского монастыря сюда из Иерусалима даже привозили рукописную икону «Иисус в темнице». На чтение утренних и вечерних молитвенных правил в церковь приходят многие заключённые. По мнению администрации колонии, приобщение к вере положительно сказывается на дисциплине.

    Организована в ИК молельная комната и для осуждённых, исповедующих ислам.

    Тюремная церковь | Источник: LIFE

    Жизнь лишённого госнаград экс-полковника протекает по чётко расписанному порядку, в котором дни отличаются друг от друга разве что датой календаря. С учётом времени, проведённого в московских СИЗО, сидеть Дмитрию Викторовичу остаётся ещё 8 лет.

    Во время загрузки произошла ошибка.

    Тюрьма «Единичка»

    Красные зоны мордовии

    В Мордовской тюрьме «Единичка» содержатся самые отпетые и жестокие уголовники. Здесь отбывают наказание заключенные, приговоренные судом к пожизненному сроку лишения свободы. Контингент тюрьмы достаточно разнообразный — маньяки и серийные убийцы, педофилы и террористы, лидеры преступных группировок и профессиональные киллеры.

    Ячейки с фамилиями и фотографиями пожизненно осужденных в ИК-1

    Колония «Единичка» находится в глухих лесах Мордовии, и официально называется «учреждение ЖХ-385/1». Именно сюда во времена сталинского правления ссылали «изменников Родины» отсиживать крупные сроки.

    Не все заключенные доживали до своего освобождения, умирая от тяжелых условий содержания в тюрьме. А после отмены смертной казни в России, появился новый контингент арестантов — пожизненно осужденные, которых необходимо было где-то содержать.

    Так «Единичка» и стала одним из пристанищ для приговоренных к пожизненному сроку лишения свободы.

    Темлаг

    «Единичка» возникла на месте печально известного в сталинские времена Темниковского исправительно-трудового лагеря (Темлага) — зоны для преступников всех мастей. Управление лагеря с июня 1931 года располагалось в поселке Явас, который стоит в непроходимых лесах, затрудняющих любые побеги из тюрьмы. Основным видом работ, которым занимались заключенные, была заготовка леса.

    Темниковский исправительно-трудовой лагерь

    Невыносимые условия работы сделали мордовскую колонию одной из самых высоких по уровню смертности.

    Например, только за 1933 год здесь скончался каждый шестой осужденный, и это несмотря на то, что максимальная численность лагеря превышала 30 тысяч человек.

    Кстати, отбывшие свой срок заключенные, зачастую оставались жить в тех суровых краях, видимо привыкнув за годы заключения к жестким климатическим условиям и изнуряющей работе.

    С 1937 года Темлаг начал принимать в свои стены родственников врагов народа, которых быстро арестовывали, судили, и также быстро доставляли в непроходимую лесную глушь отбывать наказание. Что интересно, о сроках своего заключения, узники Темлага узнавали уже непосредственно находясь в тюрьме. Ссылали в Мордовскую зону и женщин, которые составляли одну треть от всех заключенных.

    Военное время повлияло на производственный процесс, который присутствовал в лагере. Во время Второй Мировой Войны осужденные работали не только на лесоповале, но и шили военную форму, а также занимались изготовлением противогазов.

    Юрий Айзеншпис отбывал длительный срок в «Единичке»

    Когда война закончилась, будущая «Единичка» стала называться Дубравный или Дубравлаг. С 1960-х годов сюда стали ссылать диссидентов, а через десять лет и осужденных по самым разнообразным статьям. В Дубравлаге отбывал наказание и опальный продюсер Юрий Айзеншпис, в квартире которого в Советское время нашли 18 тысяч долларов, что подвело его к сроку в 17 лет.

    Мордовская «Единичка»

    В 90-е годы лагерь Дубравлаг стал иметь статус исправительной колонии особого режима, и в простонародии стал называться «Единичка». Тюрьма для пожизненно осужденных вмещает в себя 1005 мест, а содержатся здесь более 160 «пожизненников» и еще 750 арестантов, приговоренных к длительным срокам лишения свободы.

    Здесь содержатся маньяки, каннибалы, убийцы и другие отбросы общества, противопоставившие себя всему обществу.

    Например маньяк Юрий Владимиров осужден за убийство четверых детей, которых убил за одну ночь. Он с детства отличается агрессивностью, и еще со школьной скамьи избивал своих одноклассников.

    Что интересно, Юрий Владимиров называет себя сыном вора в законе Вячеслава Иванькова (Япончик).

    Петербуржец Павел Шувалов совершил убийство пятерых девушек, за что и попал в «Единичку». Этот маньяк, в отличии от Владимирова, наоборот рос замкнутым ребенком, и все время страдал от нападок сверстников.

    Повзрослев, он устроился работать в милицию.

    Дежуря в Питерском метро, Павел Шувалов искал среди пассажирок-безбилетников жертв — ловил таких у турникета, доставлял в служебное помещение, где угрожал и требовал приватной встречи в Невском лесопарке.

    Как правило, все девушки безоговорочно приходили в лесопарк, где Шувалов надевал им на голову колготки, как когда-то издевались над ним сверстники, и насиловал, после чего убивал.

    Выйти на след преступника помогли знакомые убитых, которым девушки рассказывали о странном милиционере из метро, который пригласил их на свидание в лесопарк.

    Используя девушку-«приманку», оперативники и вышли на маньяка.

    Есть в тюрьме «Единичка» и такие осужденные, которые не признают своей вины до сих пор. Это Илья Комаров, который утверждает, что стал жертвой судебного произвола.

    Илья Комаров — курсант МВД, убивший семью полицейского

    Комаров убил жену полицейского Алексея Зеленского, нанеся ей 70 ножевых ранений, а затем расправился с его 12-летним сыном. И все это ради ювелирных украшений на сумму 82 тысячи рублей, которые преступник забрал из их квартиры. Под нож попал и пес семьи, который попытался защитить домочадцев от изверга.

    Сергей Климук также говорит, что не причастен к смертям 14 человек, которые погибли при взрыве в кафе на Черкизовском рынке Москвы. Таким образом он хотел запугать враждебно настроенных к нему владельцев кафе, но ошибся в расчетах при проектировании бомбы.

    Имеется в тюрьме и оленевод из Ямало-Ненецкого автономного округа Андрей Выучейский. Он уже давно мечтает выйти условно-досрочно, но пока не получается.

    Выучейский сжег в палатке своих родных — жену, мать, тетку, маленькую племянницу и своего шестимесячного сына, когда ему не дали спиртное. Оленевод был уже и так выпивши, и говорит, что не знал, что творит.

    По его заверению, он никого не жег, а наоборот, пытался спасти людей в горящей палатке.

    Еще один из ужасных монстров, обитающих в мордовской «Единичке», это Игорь Иртышов из Краснодарского края, который изнасиловал восьмерых мальчиков, двое из которых в итоге скончались.

    Иртышов в детстве испытал на себе насилие, когда его отдали в интернат из-за родителей алкоголиков.

    Приговоренные к пожизненному сроку

    Первые пожизненно лишенные свободы, прибыли в мордовскую «Единичку» в 1998 году. Их корпуса были отделены от остального лагеря трехметровым забором с натянутой на нем колючей проволокой.

    В «Единичке» небольшие камеры, рассчитанные на двоих, либо одного арестанта. Стол и табуреты привинчены к полу. За жизнью в камере следят охранники через видеонаблюдение, от которого не укрыться заключенным.

    Колония для пожизненно осужденных

    По данным психологов, 13 процентов пожизненно заключенных хотели, чтобы их расстреляли. Начальник тюрьмы говорит, что любой из его осужденных может написать просьбу о расстреле.

    Но даже если смертную казнь вернут, их не станут расстреливать, так как в отношении уже осужденных к пожизненному сроку, закон обратной силы не имеет.

    Поэтому эти 13 процентов теплют надежду на совершение побега — если их поймают, то точно не расстреляют, а сроку добавлять к уже осужденным пожизненно никто не станет. Зато есть шанс попасть под огонь во время побега, и прекратить ежедневное мучение.

    Конечно, у заключенных есть шанс выйти на свободу, но только после отбытия 25 лет заключения, и то, если их просьбу о помиловании удовлетворят, что бывает крайне редко. Однако именно этот фактор делает заключенными довольно послушными, чтобы их личное дело не омрачилось какими-либо записями.

    Распорядок

    В середине недели у арестантов «Единички» по строгому распорядку — посещение бани. С утра начинают лязгать металлические двери, и осужденные быстро упираются руками в стену, вывернув ладони наружу, и раздвинув ноги.

    После пересчета обитателей камеры и озвучивания их уголовных статей, заключенных выводят в коридор для досмотра, предварительно попарно надев наручники на зеков. В коридоре зеки в той же позиции у стены обыскиваются конвоирами.

    После обыска, под конвоем арестанты идут в соседнее здание, где располагается душевая. Каждому встречному по пути сотруднику тюрьмы, зек обязан сказать “здравия желаю”.

    Вообще распорядок дня в «Единичке» расписан по часам — в 6:00 подъем, после чего следуют гигиенические процедуры — чистка зубов, умывание. В 8:00 — завтрак. Пожизненно осужденные питаются в камерах, не выходя за пределы своего постоянного обитания.

    Рабочий день начинается после завтрака, и только для тех, кто признан медиками вменяемым, а это всего 99 человек из 162. Арестанты работают в швейном цехе.

    В 12:00 — обед, после которого полтора часовая прогулка. Осужденные на длительные срок могут заняться спортом — прогулочные дворики оборудованы турниками, брусьями, штангами и даже столами для пинг-понга. А пожизненно лишенные свободы, довольствуются небом в клетку, в небольшом дворике размером полтора на три метра с высокими стенами и решеткой сверху.

    Прогулка арестантов, приговоренных к пожизненному заключению

    Вечером у заключенных остается немного времени на себя. Некоторые играют с сокамерником в шашки, другие заняты чтением книг или молитв.

    Недавно пожизненно лишенным свободы разрешили в камере иметь телевизор. Естественно при условии, что техника будет приобретена ихними родственниками или знакомыми.

    Но таких у арестантов мало — от кого-то отказалась родня и отвернулись друзья, еще на этапе судебных заседаний.

    В тюрьме для пожизненно лишенных свободы

    К примеру, Балашихинский потрошитель Сергей Ряховский, убивший только из доказанных следствием 18 человек в период с 1988 по 1993 годы, лишился материнского внимания — она не ответила маньяку ни на одно письмо, которое он слал ей из «Единички».

    В 2008 году на территории лагеря заключенные построили церковь Николая Чудотворца, так как многие после оглашения тяжелого приговора, уверовали в бога.

    В 22:00 — отбой, чтобы с утра все началось с начала.

    Тюрьма Мордовии особого режима: условия содержания и особенности

    Красные зоны мордовии

    С 1931 года в Республике Мордовии в поселке Сосновка функционирует особорежимная исправительная колония для пожизненно осужденных. Учреждение со всех сторон окружено лесом. Поэтому эту местность еще называют Южной тайгой. Несмотря на наличие дорог, сюда без необходимости редко кто заглянет.

    Среди местных, особенно Потьмы, тюрьма Мордовии –это лагерь, где до недавних пор держали осужденных по политическим статьям. У приезжего грибника и охотника люди в камуфляжных костюмах обязательно проверят документы и отправят обратно – находиться в этих лесах нельзя.

    Подробнее о тюрьме Мордовии вы узнаете из данной статьи.

    Знакомство с ИУ

    Федеральное казенное учреждение №1 УФСИН РФ по Республике Мордовия – тюрьма строгого режима.

    Рассчитана «Единичка», как ее еще называют сидельцы и работники ИУ, на удержание под стражей 1005 заключенных, а именно граждан, которые приговорены к пожизненному. Кроме того, сюда определяют тех, кто получил срок 25 лет.

    Иными словами «Единичка» является идеальным местом для серийных убийц, главарей банд и педофилов. Тюрьма Мордовии расположена в Зубово-Полянском районе, в поселке Сосновка, ст. Потьма.

    Работает учреждение под руководством начальника Сатаева Т. А. Тюрьма в Мордовии мужская. В ней отбывают наказание 900 арестантов. Из них 156 человек имеют пожизненное.

    О бытовых условиях

    В тюрьме Мордовии день начинается с 6 часов. После водных процедур, зарядки и завтрака осужденные отправляются на работы.

    Для каждого сидельца в день полагается одна прогулка. Как утверждают работники учреждения, силой никого не выводят. В тюремном дворе имеется несколько специальных прогулочных двориков, которые отделены друг от друга решеткой.

    Поскольку дворики оснащены турниками, штангами и брусьями, у сидельцев есть возможность ежедневно в течении полтора часа поддерживать свою физическую форму. Имеется также и стол для настольного тенниса. Отбывание наказания здесь с максимальным ограничением свободы. Передвигаться зеки могут только под конвоем.

    Пожизненники сидят в двухместных светлых и сухих камерах, с намертво привинченными к полу столом и табуретками. У двери отведено место для умывальника и отхожего места. В «Единичке», как и во многих других местах не столь отдаленных, развлекаются арестанты настольными играми. Некоторые пожизненники слушают радио и читают книги.

    Если осужденные себя хорошо ведут, администрация разрешает им смотреть телевизор, а именно 1 и 2 каналы. По расписанию обед в 12 часов. Отбой в 22:00.

    После отбоя в камерах включают дежурное освещение. Оно будет гореть до 6 утра. Эта мера предпринята с той целью, чтобы предотвратить правонарушения. Как утверждает администрация, некоторых сидельцев настолько тяготит монотонность, что ими могут предприниматься попытки покончить с собой.

    Чтобы у контролеров была возможность видеть лежащих на нарах, зекам запрещается накрываться с головой одеялом. В дневное время лежать в камере нельзя. Учитывая особенность контингента, охрана имеет право часто проводить детальные обыски. Прохождения через коридор производят в быстром темпе.

    При этом осужденный обязан низко опустить голову и заложить руки за спину. Вступать в беседу с охраной также запрещено.

    Чем занимаются?

    В тюрьме Мордовии из всех осужденных пожизненно на работы допущены только 80 человек. Остальные, как утверждает администрация учреждения, с очень неустойчивой психикой. Таких сидельцев к швейному станку с иглами подпускать нельзя. В среднем работающий зек получает 2 тыс. рублей. У сидельца есть возможность переслать их родственникам, отовариться через охрану чаем и сигаретами.

    Кому пишут письма?

    Пожизненники располагают большим количеством свободного времени. Тратят его на написание различных апелляций и жалоб. В своих письмах настолько настойчиво убеждают в своей невиновности, что со временем и сами начинают в это верить.

    Поскольку многие из сидельцев слушают радио, то знают о всевозможных общественных организациях, куда и шлют письма. Преимущественно те остаются без ответа. Родным пишут относительно посылок.

    Просят снабдить передачку салом, луком, чесноком, конфетами, печеньем, баранками, бульонными кубиками, чаем, сигаретами, бумагой, консервами и другими разрешенными вещами. Написанное проверяется контролерами. Нередко из-за совершенных преступлений родственники обрывают контакты с осужденным.

    Как утверждает администрация тюрьмы, ее подопечные являются отличными психологами и знают, как найти подход к человеку. Многие зеки знакомятся с «заочницами» и раскручивают их на передачки.

    В заключение

    Судя по предоставленной психологами статистике, можно заключить, что из всех осужденных на пожизненное, 13 % мечтают о расстреле. Эти данные контролируются начальником участка, поскольку не исключается вариант, что кто-то рано или поздно покончит с собой.

    Для тюрьмы это ЧП и неприятности для руководства. Конечно, желающие свести счеты с жизнью могут попросить о расстреле, но, как утверждают специалисты, это ничего не даст. Даже если и будет возвращена смертная казнь, осужденным придется посидеть как-минимум 25 лет.

    Шизо для своих

    Красные зоны мордовии

    Из жалобы Олеси Суляевой, сестры заключенного Владимира Мельникова ИК-5 Республики Мордовия, директору ФСИН РФ Геннадию Корниенко: «7 декабря 2016 г.

    моего брата и его товарища Цыганова вызвали в кабинет к замполиту. В комнате находились Казин И.И, Шумкин, Шульгин, Зубарев, Столяров и другие сотрудники колонии. Замполит Шпартюк А.А. был рядом в соседней комнате.

    Не выходил, но все слышал и не вмешивался.

    Брата окружили и попытались ударить, но так как мой брат занимается спортом, ему чудом удалось вырваться в коридор и закричать, что его бьют.

    Отрядники завели его обратно, туда же зашел и Цыганов и предложил им бить их вместе, но сказал, что об этом все будет известно в прокуратуре.

    Владимир Мельников, 1984 г.р. Участник боевых действий во 2-й чеченской кампании. Осужден по ч. 2 ст. 228 УК РФ на 6 лет колонии строгого режима за незаконное хранение наркотических средств в крупном размере.

    Данила Цыганов, 1983 г.р. До 2011 года работал следователем ОВД Советского района г. Астрахани. Уволился по состоянию здоровья из-за перенесенного инсульта. В 2012 году Приволжский районный суд Астраханской области приговорил Цыганова к 6 годам лишения свободы в колонии строгого режима по ч. 4 ст.166 за угон автомобиля без цели хищения с применением насилия.

    Моему брату сотрудники колонии велели раздеться догола, он стоял перед ними голый, а они издевались над ним, угрожали, прекрасно понимая, что голый человек беззащитен и уязвим. Они говорили: «Зубки решили показать — обломаем»; «Организуем нападение на сотрудника — сгниете в СУС (строгие условия содержания)»; «Да нам плевать на вашу прокуратуру, мы все местные, и нас по-любому отмажут».

    А начальник СУС Столяров сказал: «Я буду для вас папкой, будете у меня титьку сосать, а так как она у меня одна, то по очереди с Цыгановым».

    Наталья Цыганова, мать заключенного ИК-5 Республики Мордовия Данилы Цыганова: «Это имеется в виду член, понимаете, про что он говорил?! После этого моему сыну дали 15 суток, а Мельникову — 10 суток ШИЗО.

    Зачем сотрудники раздевают догола и трогают половые органы?! Это как издевательство. В раздевалке дают команду спустить штаны до колен. Это месть, это не связано с полным обыском. Когда полный обыск проводится, то все прощупывают — трусы, резинки, чтобы ничего не спрятали (сим-карты, наркотики).

    А это просто — опустили штаны до колен, и контролер вокруг них вот так вот обходит. Прошел, посмотрел, потрогал, похихикал…

    Я написала заявление начальнику Управления собственной безопасности ФСИН России Черскову о проверке ИК-5 по вопросу нетрадиционной ориентации сотрудников колонии, т.к.

    последнее время комиссии проходят при обнаженной натуре заключенных, такие же голые проверки устраивают и в ШИЗО.

    В ШИЗО их каждый день заставляли спускать штаны и стоять так в течение энного количества времени, пока дежурные рассматривают их половые органы, трогают и гогочут».
    Данила Цыганов, районный следователь Астрахани И он же — заключенный ИК-5. Фото из семейного архива

    Олеся Суляева, сестра заключенного ИК-5 Республики Мордовия Владимира Мельникова: «Мой брат звонил и мне говорил: пиши во все инстанции, потому что над нами здесь издеваются».

    Из ответа замначальника УФСИН по Республике Мордовия С.В. Забайкина на жалобу Олеси Суляевой: «Сотрудники ИК-5 в своей деятельности придерживаются рамок, установленных требованиями уголовно-исполнительного законодательства РФ, соблюдая права осужденных на вежливое обращение со стороны персонала учреждения, не унижая их личного достоинства».

    ИК-5 строгого режима Республики Мордовия (п. Леплей, Зубово-Полянский район) для осужденных бывших работников судов и правоохранительных органов. Рассчитана на 1087 заключенных, включая участок колонии-поселения на 10 человек. До 1954 года учреждение было особым лагерем для политзаключенных.

    В ИК-5 есть цех деревообработки, швейное производство, кроме того, колония производит продукты питания (колбаса, сосиски, макаронные изделия). Уровень трудозанятости осужденных низкий. Более 60% трудоспособных осужденных не работают.

    Колония для своих…

    Из заявления Натальи Цыгановой начальнику Управления Собственной безопасности ФСИН России Черскову О.Л.: «Данная колония — это сплошные потоки денежных средств, где можно всё купить и продать.

    Схема очень проста: дается номер телефона, и на него родственники осужденных перечисляют денежные средства.

    За 3 года на что я только ни перечисляла денежные средства, но это были просьбы сына, хотя умом я понимала, что все это — элементарное воровство и способ обогащения, когда заключенных, а когда — сотрудников.

    Чтобы положить деньги на телефон, его надо иметь. Телефоны поставляются в колонию регулярно: сим-карта стоит 800 рублей, телефоны сейчас от 7000 (раньше можно было купить и за 4000 рублей). Цена складывается из стоимости самого телефона плюс «ноги». У нужных людей телефоны есть всегда, иначе как проверить поступление денег?

    Как любая мать, я, конечно, пыталась облегчить жизнь сына, но я пенсионерка, и не все траты мне по карману, к примеру: работа по состоянию здоровья моего сына стоила в 2014 г. 10 000 рублей плюс ежеквартально нужно было доплачивать. Таких денег у меня нет.

    А вот деньги на ремонт и хозработы по требованию начальника отряда № 6 Казина И.И. я перечисляла регулярно, поскольку, как только сумма задерживалась, он начинал «давить» угрозами. Но в октябре 2016 г. мое терпение, как и деньги в связи с кризисом и постоянным ростом цен, закончились.

    Я написала заявление в прокуратуру, в УФСИН Республики Мордовия, начальнику колонии, указала номера телефонов, на которые переводила деньги. Сын и еще один заключенный — Мельников В.В. — поддержали мою жалобу. В результате оба не выходят из ШИЗО.

    Над ними постоянно издеваются, хотя знают, что у обоих заболевание головного мозга, обещают «сгноить» в СУСе (строгие условия содержания), организовать новое уголовное дело по нападению на сотрудников. Все это стало возможным с появлением нового начальника колонии — Аношина».

    Из ответа начальника ФКУ ИК-5 Аношина А.В. Наталье Цыгановой: «За период отбытия наказания в ИК-5 к Цыганову Д.Б. физическая сила и специальные средства не применялись.

    За период отбытия наказания в ИК-5 к Мельникову В.В. физическая сила и специальные средства не применялись.

    Отношения между сотрудниками и осужденными ИК-5 строятся на основании уголовно-исполнительного законодательства РФ и правил внутреннего распорядка исправительного учреждения».

    Наталья Цыганова, мать заключенного ИК-5 Республики Мордовия Данилы Цыганова: «Моего сына посадили в ШИЗО и не выпустили из-за моей жалобы директору ФСИН Корниенко на вымогательство денег. Нужно было переводить в колонию ежемесячный взнос — 200 рублей на ремонты.

    Потом я написала большую жалобу на имя Черскова, начальника Управления собственной безопасности ФСИН России. Так они эту жалобу переслали в колонию.

    Трофимов (заместитель начальника колонии) приходил к сыну: «Поговори с мамой, чтобы она прекратила писать». Сын на это сказал: «Пока я буду сидеть в ШИЗО, она будет писать».

    Сына выпустили на неделю.

    В 20-х числах февраля этого года начальник Аношин позвал сына и поставил условие: либо ты письменно отказываешься от всех своих показаний — либо будешь сидеть до окончания срока. Вот тебе 7 дней на обдумывание. Сын не отказался от показаний.

    Я писала жалобу и на имя прокурора Дубравного района (где колония находится) по поводу вымогательства денег начальником воспитательного отряда колонии Казиным Иван Ивановичем. Это молодой парень, два года назад только училище закончил.

    Когда он пришел и немножечко оперился, началась такая история: «Давайте сдавайте деньги. Это отряд, вам тут жить, тут нужен ремонт…» Завхоз давал номер телефона, и на этот номер телефона все перечисляли деньги. Ежемесячно 200 рублей.

    В течение полутора лет я ежемесячно отдавала по 200 рублей. Копии с банка по переводу денег у меня есть.

    Из заявления Натальи Цыгановой руководителю Следственного управления Следственного комитета РФ по Республике Мордовия полковнику юстиции Новаковскому Э.Ф.

    : «Схема перечисления денег очень проста: дается номер, и на него стекаются деньги. Чаще всего был вот этот номер: 89875713402. Суммы от 200 до 400 рублей с разными «окончаниями» — 201 руб. или 403 руб.

    , то есть для каждого заключенного было свое окончание, допустим 201, чтобы было понятно, кто заплатил, а кто нет. И тут уже шел прессинг».

    Платежка на 401 рубль за июль 2016 Платежка на 201 рубль за 2016

    Наталья Цыганова, мать заключенного ИК-5 Республики Мордовия Данилы Цыганова: «В отряде около 150 человек, все платят. Сейчас сбор денег идет на новый номер: 89879974879.

    «Там у каждого своя тема для заработка»

    Можно подписаться под тем, что написано в вашей статье про ИК-11 (См. «Новую газету», № 20 от 27.02.2017. — «Хозяин и его барыги».— Е.М.). Точно так же и в ИК-5. Это и питание, это и обеды, это и ремонты… Деньги идут огромные. Все завязано на телефонах и на деньгах.

    В каждом отряде тоже есть барыги. Точно так же скупают лимит посылок, скупают передачи, точно так же там все это завозят, и в каждом отряде все продают втридорога. Кофе, который стоит 100 рублей, будет 300 рублей; рулет, который стоит 27 рублей, будет стоить 120 рублей.

    Дальше точно так же и в столовой. Курица-гриль, сало, сосиски, яйца, то же самое продают.

    Все делается для того, чтобы все покупали у барыг. Потому что магазин работает безобразно. Чтобы туда попасть, как в советские времена, нужно писаться чуть ли не с раннего утра. А те, кто работает, они как рабы, они вообще никуда не попадают. Когда заканчивают работать, магазин уже закрыт.

    Да и в магазине нет ничего, магазин практически пустой. Ассортимента вообще никакого, редко-редко, когда какая-то молочка бывает. Но зато у барыг есть все, но втридорога. Поэтому в колонии воровство процветает только так, поскольку не у всех есть возможность переводить деньги.

    Я своему сыну перевела на еду за 3 года больше 160 тысяч рублей.

    По поводу диетического питания. У них в отряде умер от туберкулеза сиделец, рядом практически с сыном спал. Весь отряд в контакте был, их сначала весь отряд поставили на учет и дали диетическое питание. Каждый день они ходили и получали профилактические таблетки от туберкулеза. Потом сын и многие другие перестали их брать, потому что эти таблетки выдавали сами заключенные.

    Руки грязные, еще что-нибудь подхватить можно. И их очень быстренько с этого диетпитания сняли. Но тут же предложили это же диетпитание получать уже за плату — 1 тысяча рублей в месяц. Ну я и платила, опять же переводила все на телефон. Кому переводились эти деньги? Ну как можно сказать, кому. Но вряд ли это было без ведома администрации. Квитанции о переводе денег у меня есть.

    Что входило в это диетическое питание? Ну кусочек мяса чуть-чуть получше. Если давали макароны с половинкой сосиски, то здесь давали целую сосиску. И все, ничего особенного.

    Отчет о платежах. «Цифра 6 в конце суммы платежа означает, что это заплатил мой сын»

    Там такое сращение между заключенными и сотрудниками! Там даже телефоны еще не «зашли», а уже слух пошел по колонии: должны «зайти» четыре телефона, фонарики — ага, стоит сколько, кому надо. Фонарики — это телефоны без интернета, обычные телефоны, которые стоят 900 рублей, а там по 7 тысяч продают.

    Там паритет сохраняется: у каждого своя тема: одни — телефоны в колонию поставляют; другие — эти телефоны изымают и продают.

    Ну если у всех в зоне есть телефоны, то значит, их покупать никто не будет. Поэтому каждый на чем-то делает деньги. Там у каждого своя тема для заработка. У кого-то столовая, хлеб пекут, пряники, коржики и продают.

    Никого не интересует, есть у тебя вторая форма, нет у тебя второй формы… Я же помню, как мы сначала покупали материал, там ему потихонечку где-то открамсывали, потом синтепон, потому все это шили. Ботинки украли, значит, ботинки надо купить.

    С воровством вообще там ужас! Но когда вещи крали, кальсоны и все остальное, ну я понимаю, что люди сидят и по 10 лет, и 15, и по 20 лет. И за это время, может быть, уже некому становится помогать. Поэтому выживают там все, как могут, всё кругом покупается, всё продается, всё перекупается.

    Хочешь работать? Плати!

    Наталья Цыганова, мать заключенного ИК-5 Республики Мордовия Данилы Цыганова: «То же самое и с работой. За работу тоже надо платить. Вначале сын пошел работать на свиноферму. Но ему тяжелые работы нельзя, у него же инсульт был. С фермы пошел в столярку. Вот в столярке он хорошо работал. Но 9—12-часовой рабочий день, зарплата: 18—22 рубля.

    Ну а потом туда начали блатных всех присылать, которые не работали. И получилось так, что он один работал. Ну, он фыркнул, ушел, не стал за бугров работать. Ведь надо было еще ежеквартально платить буграм за эту работу. Но у меня таких денег нет. Поэтому он пошел на пилораму. Но ему там нельзя было работать. Из-за инсульта он иногда теряет равновесие.

    Ну его качнуло… и под пилу, он чуть без пальца не остался. Так его даже не вывели с зоны. Там оказался врач рядом, он ему наживую зашивал палец, потом оказалось, что туда попала металлическая стружка… Всё по новой, вытаскивали эту стружку. И сейчас у него этот палец скрюченный. Потом он учился на столяра и на электрика. А теперь всё — из ШИЗО не вылезает.

    С 15 ноября и по сей день…

    В ноябре сын освобождается. В ноябре будет как раз 6 лет. А по УДО почему ему не удалось выйти? УДО там тоже стоит будь здоров, просто так никто не уходит. От 300 тысяч и выше УДО стоит.

    А потом начальник отряда Казин моему сыну запретил подавать заявление на УДО, потому что 100% гарантии его прохождения нет. Казин сказал, что собирать и оформлять документы у него времени и желания нет.

    Запрет на УДО звучал приблизительно так: «Подашь на УДО — отправишься в СУС». Ну ничего, нам еще немножко осталось…

    Поделиться:
    Нет комментариев

      Добавить комментарий

      Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.